Лев гумилев

Творчество и дальнейшая судьба Ахматовой

Так сложилось, что семья Горенко была далека от творчества. Единственной родственницей-поэтессой по линии матери была Анна Бунина. Отец высказал недовольство по поводу увлечений дочери, даже сказал, что “стишки” опозорят их фамилию. Анна перечить не стала, просто решила взять себе псевдоним, и все свои произведение подписывала как Анна Ахматова. Такая фамилия была не просто выдумкой. Выяснилось, что у Анны была прабабушка, татарка по национальности, которая принадлежала к роду хана Ахмата.

Ахматова пишет стихи. В некоторой степени, признанием таланта она обязана своему первому мужу Николаю Гумилеву. Именно он ввел ее в богемное общество Санкт-Петербурга. На момент их свадьбы, Гумилев был уже достаточно известным поэтом. Ну а дальше дело было за малым — общественность покорили не только стихи Ахматовой, но и ее нестандартная внешность. Ее отличала горбинка на носу, черные волосы, смуглый цвет кожи.

В 1912 году в свет выходит первый сборник поэтессы. Он называется “Вечер”. Второй сборник она выпускает уже в 1914 году. Называется он “Четки”. После этого Ахматова оказывается на вершине. И в 1917 году она выпускает свою третью книгу под названием “Белая стая”. Тираж довольно внушительный для того времени — 2 тысячи экземпляров.

Революционные годы стали тяжелыми для Ахматовой. С 1920 года ее жизнью и творчеством активно интересуются сотрудники НКВД. Чтобы не усугубить положение, ей приходится все написанные стихи прятать. Да и печатали ее неохотно. Кстати, большая часть из тех произведений утеряна во время переездов поэтессы.

Собрание сочинений Анны Ахматовой.

В 1924 году выходит еще один сборник. Но эти стихи не прошли цензуру, их сочли противоречащими действующей власти. Последующее творчество Ахматовой было неразрывно связано с переживаниями за судьбу близких ей людей — мужа и сына. В частности, арестованному Лёве была посвящена поэма “Реквием”.

Всю войну Анна Ахматова провела в эвакуации в Ташкенте. После окончания войны она снова вернулась в родной Ленинград, а затем перебралась в Москву. Из лагерей выпустили Лёву, но уже в скором времени снова арестовали и приговорили к 10 годам.

Анна Ахматова находилась в достаточно тяжелом психологическом состоянии. В отчаянии она писала письма в Политбюро. Все ее просьбы остались безответными… Кроме того, на одном из заседаний Союза писателей ее творчество вновь подверглось жесткой критике.

Тяжелые времена Ахматова переживала даже тогда, когда сын наконец-то вышел из тюремного заключения. Он обвинил мать в том, что она на первое место поставила свое творчество якобы забыв о том, что сын пребывает в местах лишения свободы.

Белая полоса в жизни поэтессы наступила лишь через несколько лет. В 1951 году ее восстановили в Союзе писателей. Ее стихи снова начали печатать. В свет выходит сборник под названием “Бег времени”. В это же время ее награждают престижной итальянской премией, а в оксфордском университете ей присваивают докторскую степень.

Анна Андреевна жила более чем скромно. В ее домике стояла только старая кровать и самодельный стол. Также Анна Ахматова уберегла старинную икону, которая когда-то принадлежала ее первому мужу Николаю Гумилеву.

«Пятно на ризе революции»

Приговор Гумилёву вызвал большой резонанс. Его пытались спасти. Хлопотали ученики и коллеги, повлиять на ход событий пытался Максим Горький — лично обращался к Дзержинскому и Луначарскому. Последний дошел до Ленина, но Ленин отказал. Сотрудники издательства «Всемирная литература», где работал в последние годы Николай Степанович, дошли до председателя ЧК Петрограда Семенова. Говорят, услышав, что арестован поэт, равный Блоку, тот поинтересовался, что еще за Блок…

Гумилёв был арестован по подозрению в участии в «таганцевском заговоре», названном по фамилии преподавателя географии в Петрограде. Росчерк в деле поставил следователь, который не знал даже имени подследственного — называл его Станиславовичем. Что касается гибели, тут есть несколько версий: поговаривали, что охрана забила его в камере еще до расстрела — за непокорность и высокомерное отношение к тюремщикам.

Есть и более романтическая версия, известная со слов женщины, чей друг служил в расстрельной бригаде.

Раннее утро. Ржевский полигон. В предрассветной мгле солдаты вытаскивали из заброшенного порохового склада осужденных — в исподнем, халатах, изодранных гимнастерках без погон — и гнали к ямам. Человек в помятом черном костюме вышел сам, не спеша, даже вальяжно, сонно закурил… И тут на лесной дороге появился черный «бьюик». «Поэт Гумилёв, выйти из строя!» — приказал щеголеватый офицер. «А они?» — усмехнувшись, Гумилёв указал на шеренгу за спиной. «Николай Степанович, не валяйте дурака!» Человек в потрепанном костюме улыбнулся, затушил папироску: «Здесь нет поэта Гумилёва, есть офицер Гумилёв», — и сделал шаг назад, в строй…

«Гибель Гумилёва — единственное пятно на ризе революции», — отозвалась об этой трагедии красный комиссар, поэтесса и красавица Лариса Рейснер. А в письме матери написала: «Если бы перед смертью его видела, всё ему простила бы, сказала бы, что никого не любила с такой болью, с таким желанием за него умереть, как его, поэта Гафиза, урода и мерзавца».

Гумилёв умер с той самой «бабочкой, бьющейся в его сетке» — этой бабочкой были Набоков, Мандельштам, акмеисты-эмигранты и их король Георгий Иванов, политзаключенные в ГУЛАГе, шестидесятники с их самиздатом и даже современные поэты, любители неторопливых штудий. Его отношение к поэзии как к ремеслу — снова в тренде. Именно Гумилёв открыл путь к стихосложению как общедоступной сфере познания, сфере коммуникации открытых знаков, требующей искренней эмоции и только потом мастерства.

Начало творческого кризиса

В скором времени новый избранник сердца Владимир Шилейко стал законным мужем Ахматовой. Через три года супружеской жизни она оборвала все отношения с мужем и выпустив сборник «Подорожник» начала новые отношения с Николаем Пуниным. В этот период отношения между сыном Львом и Анной окончательно испортились, и они практически не общались. Смерть бывшего мужа и отца Льва стала ударом для писательницы, и она некоторое время пребывала в депрессии. С началом Октябрьской революции Ахматова предпочла остаться в родных краях и поддерживать своих соотечественников новыми книгами. С началом 1922 года Ахматову начали игнорировать и в печать поступало ничтожно малое количество ее книг. Из-за постоянных смен мест жительства большая часть написанных ею в тот период стихотворений была утеряна. Нескончаемые эвакуации и обыски тяготили творчество Анны. В 1924 году был разорван брак с Владимиром Шилейко, который решил жениться повторно.

1913

Анна Ахматова в Слепневе. 1913 год

7 апреля. Гумилев уехал в этнографическую экспедицию в Абиссинию.

9 апреля. Гумилев — Ахматовой, из Одессы: «В книжном магазине посмотрел „Жатву“. Твои стихи очень хорошо выглядят. <…> Я весь день вспоминаю твои строки о „приморской девчонке“, они мало того что нравятся мне, они меня пьянят. Так просто сказано так много, и я совершенно убежден, что из всей послесимво­лической поэзии ты да, пожалуй (по-своему), Нарбут окажетесь самыми значительными. Милая Аня, я знаю, ты не любишь и не хочешь понять это, но мне не только радостно, а и прямо необходимо по мере того, как ты углубляешься для меня как женщина, укреплять и выдвигать в себе муж­чину… <…> Целуй от меня Львеца (забавно, я первый раз пишу его имя) и учи его говорить „Папа“».25 апреля. Письмо Гумилева: «Милая Аника… <…> Что ты поделываешь? Право, уже в июне поезжай к Инне Эразмовне. Если не хватит денег, займи, по возвращении в Петербург у меня они будут. Присылай мне сюда твои новые стихи, непременно. Я хочу знать, какой ты стала. Леве скажи, что у него будет свой негритенок».Июль. Поэт Павел Лукницкий записал воспоминание Ахматовой: «Когда НС уехал в Африку в 13 году, мать НС как-то попросила АА разобрать ящик письменного стола. АА, перебирая бумаги, нашла письма одной из его возлюбленных. Это было для нее неожиданностью: она в первый раз узнала. АА за полгода не написала в Африку НС ни одного письма». Эти обстоятельства отразились в написанном тогда же стихотворении «Ничего не скажу…»:

20 сентября. Гумилев вернулся из Африки. «Когда НС приехал, АА царственным жестом передала письма ему. Он смущенно улыбался. Очень смущенно». В те дни Ахматова написала стихотворение «Столько просьб у любимой всегда!..».

Детство и юность

Единственный сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева родился осенью 1912 года на Васильевском острове, в родильном приюте императрицы Александры Федоровны. Младенца родители привезли в Царское Село и вскоре крестили в Екатерининском соборе.

Лев Гумилев с родителями

С первых дней жизни сын двух поэтов оказался на попечении бабушки, матери Николая Гумилева. Ребенок не изменил привычное течение жизни родителей, они с легкостью доверили воспитание и все заботы о мальчике Анне Ивановне Гумилевой. Позже Лев Николаевич напишет, что маму и отца в детстве почти не видел, их заменила бабушка.

До 5 лет мальчик рос в Слепневе, бабушкином имении, располагавшемся в Бежецком уезде Тверской губернии. Но в революционном 1917-м Гумилева, опасаясь крестьянского погрома, покинула родовое гнездо. Взяв библиотеку и часть мебели, женщина с внуком перебралась в Бежецк.

Лев Гумилев и Анна Ахматова

В 1918 году родители развелись. Летом того же года Анна Ивановна с Левушкой переехала к сыну в Петроград. Год мальчик общался с отцом, сопровождал Николая Степановича по литературным делам, гостил у матери. У родителей вскоре после расставания образовались новые семьи: Гумилев женился на Анне Энгельгардт, в 1919-м у них родилась дочь Елена. Ахматова жила с ассириологом Владимиром Шилейко.

Летом 1919-го бабушка с новой невесткой и детьми уехала в Бежецк. Николай Гумилев изредка проведывал семью. В 1921 году Лев узнал о смерти отца.

Дом детства Льва Гумилева в Бежецке

В Бежецке прошла юность Льва Гумилева. До 17 лет он сменил 3 школы. Отношения с ровесниками у мальчика не складывались. По воспоминаниям одноклассников, Лева держался особняком. Пионерия и комсомол обошли его стороной, что и неудивительно: в первой школе «сына классово чуждого элемента» оставили без учебников, которые полагались ученикам.

Бабушка перевела внука во вторую школу, железнодорожную, где преподавала Анна Сверчкова, подруга и добрый ангел семьи. Лев Гумилев подружился с учителем литературы Александром Переслегиным, с которым переписывался до его смерти.

Лев Гумилев и его любимый учитель Александр Переслегин

В третьей школе, которую называли 1-я советская, раскрылись литературные способности Гумилева. Юноша писал статьи и рассказы в школьную газету, получив за один из них премию. Лев стал постоянным посетителем городской библиотеки, где выступал с литературными докладами. В эти годы началась творческая биография петербуржца, появились первые «экзотические» стихи, в которых юноша подражал отцу.

Мама наведалась в Бежецк к сыну дважды: в 1921 году, на Рождество, и спустя 4 года, летом. Ежемесячно она посылала 25 рублей, помогавшие семье выжить, но вот стихотворные эксперименты сына жестко пресекала.

Лев Гумилев и Анна Ахматова

Окончив школу в 1930-м, Лев приехал в Ленинград, к матери, на тот момент жившей с Николаем Пуниным. В городе на Неве юноша повторно окончил выпускной класс и подготовился к поступлению в Герценовский институт. Но заявление у Гумилева не приняли из-за дворянского происхождения.

Отчим Николай Пунин устроил Гумилева чернорабочим на завод. Оттуда Лев перешел в трамвайное депо и встал на учет трудовой биржи, откуда его направили на курсы, где готовили геологические экспедиции. В годы индустриализации экспедиции организовывали в огромном количестве, из-за нехватки сотрудников к их происхождению не присматривались. Так Лев Гумилев в 1931 году впервые отправился в путешествие по Прибайкалью.

Интересные факты:

  • На протяжении всей своей сознательной жизни Ахматова вела дневник, отрывки из которого были опубликованы в 1973 году. Накануне своей кончины, ложась спать, поэтесса написала, что ей жаль, что здесь, в кардиологическом санатории, нет ее Библии. По всей видимости, Анна Андреевна предчувствовала, что нить ее земной жизнь вот-вот оборвется.
  • Перед смертью Ахматова все-таки сблизилась с сыном Львом, который долгие годы таил на нее незаслуженную обиду. После смерти поэтессы Лев Николаевич принял участие в постройке памятника вместе со своими студентами (Лев Гумилев был доктором Ленинградского университета). Материала не хватало, и седовласый доктор вместе со студентами бродил по улицам в поисках камней.
  • Когда сына Ахматовой, Льва Гумилева, арестовали, она вместе с другими матерями ходила к тюрьме «Кресты». Одна из женщин спросила, сможет ли она ЭТО описать. После этого Ахматова начала писать «Реквием». Кстати, Пунина арестуют почти в тоже время, что и сына Ахматовой. Но Пунина вскоре отпустят, а вот Лев остался в тюрьме.
  • В «Поэме без героя» Ахматовой есть строки: «чистый голос: я к смерти готов». Эти слова звучали и в жизни: их произнес друг и соратник Ахматовой по Серебряному веку Осип Мандельштам, когда они вместе с поэтессой гуляли по Тверскому бульвару.

Смерть

Смерть Анны Ахматовой 5 марта 1966 года, кажется, потрясла всех. Хотя ей на тот момент уже исполнилось 76 лет. Да и болела она давно и тяжело. Скончалась поэтесса в подмосковном санатории в Домодедово. Накануне смерти она попросила привезти ей Новый Завет, тексты которого хотела сличить с текстами кумранских рукописей.

Могила Анны Ахматовой

Тело Ахматовой из Москвы поспешили переправить в Ленинград: власти не желали диссидентских волнений. Похоронили её на Комаровском кладбище. Перед смертью сын и мать так и не смогли помириться: они не общались несколько лет.

На могиле матери Лев Гумилёв выложил каменную стенку с окошком, которая должна была символизировать стену в Крестах, куда она носила ему передачи. Сначала на могиле стоял деревянный крест, как того и просила Анна Андреевна, но в 1969-ом появился каменный.

Памятник Анне Ахматовой и Марине Цветаевой в Одессе

Музей Анны Ахматовой находится в Санкт-Петербурге на улице Автовской. Ещё один открыт в Фонтанном доме, где она прожила 30 лет. Позже музеи, памятные доски и барельефы появились в Москве, Ташкенте, Киеве, Одессе и многих других городах, где жила муза.

Не срами мое имя

Когда отец узнал, что дочь пишет стихи, то выразил неудовольствие, назвав ее «декадентской поэтессой». По мнению отца, заниматься дворянской дочери стихами, а уж тем более — их печатать, было совершенно непозволительно.

«Я была овца без пастуха, — вспоминала Ахматова в разговоре с Лидией Чуковской. — И только семнадцатилетняя шальная девчонка могла выбрать татарскую фамилию для русской поэтессы… Мне потому пришло на ум взять себе псевдоним, что папа, узнав о моих стихах, сказал: «Не срами мое имя». — И не надо мне твоего имени! — сказала я…»

Детство Анны Ахматовой пришлось на самый конец XIX века. Впоследствии она гордилась тем, что ей довелось застать краешек столетия, в котором жил Пушкин. Через много лет Ахматова не раз — и в стихах, и в прозе — возвращалась к Царскому Селу. Оно, по ее словам, то же, что Витебск для Шагала — исток жизни и вдохновения.

Там же в Царском Селе юная Анна в 1903 году познакомилась в Рождественский сочельник с Николаем Гумилевым. 14-летняя Аня Горенко была стройной девушкой с огромными серыми глазами, резко выделявшимися на фоне бледного лица и прямых черных волос. И увидев ее точеный профиль, некрасивый 17-летний юноша понял, что отныне и навсегда эта девочка станет его музой, его Прекрасной Дамой, ради которой он будет жить, писать стихи и совершать подвиги.

Холодноватый прием ничуть не уменьшил пыл влюбленного поэта — вот она, та самая роковая и безответная любовь, которая принесет ему желанное страдание! И Николай с азартом ринулся завоевывать сердце своей Прекрасной Дамы. Однако Анна была влюблена в другого.

В 1906 году Гумилев уехал в Париж, где надеялся забыть свою роковую любовь и вернуться в образе разочарованного трагического персонажа, но тут Аня Горенко внезапно поняла, что ей не хватает слепого обожания молодого поэта. Родители Ахматовой узнали о влюбленности дочки в петербургского репетитора и от греха подальше разлучили Аню и Володю. Ухаживания Николая настолько сильно льстили самолюбию Ахматовой, что она даже собиралась выйти за него замуж, несмотря на то, что была влюблена в питерского репетитора.

Был ли Николай II любовником Анны Ахматовой?

Ахматова говорила всем, кто её знал близко, что она любила в жизни только один раз. Биографы до сих пор строят различные версии и предположения, пытаясь найти ответ в стихах поэтессы.

Одни исследователи вспоминают первую несчастную любовь юной Ани, которая привела к попытке самоубийства. Тогда, в 1904 году, объектом вожделения стал студент Петербургского университета Владимир Голенищев-Кутузов, подрабатывающий репетиторством в семье Горенко.

Другие уверенно называют имя художника Бориса Анрепа, ведь ему Ахматова посвятила более 30 стихов, в том числе с такими строками:

Высокий красавец, истинный аристократ, ведущий свой род с XV века, покорил Анну с первого взгляда. Они провели вместе всего три наполненных безграничным счастьем дня. Шёл 1914 год, и Анреп не только был женат, но и вынужден был уехать на фронт. Первая мировая война и две революции 1917 года способствовали тому, что после военных действий Борис уехал в Англию.

В следующий раз (и в последний) они увидятся только в 1965 году. И если Ахматова отразила свои чувства в стихах, то Анреп увековечил свою любовь в потрясающей красоты мозаике «Святая Анна». Её можно увидеть в соборе Христа Владыки в городе Муллингар (Ирландия), лицо святой поразительно напоминает лицо поэтессы.

Ряд литературоведов называют всё-таки Николая Гумилёва, ведь только с ним был оформлен официальный брак. Так кто же Он – Любовь всей жизни?

Строчки этого стихотворения сегодня знакомы любому, ведь оно изучается в рамках школьной программы по литературе. Многие критики считают это произведение лучшим среди любовной лирики Ахматовой. Оно написано в 1910 году, но кто же является объектом потерянной любви, если в это время Анна выходит замуж за Гумилёва? Ответ на этот вопрос претендует на сенсацию. Существует версия, что под «сероглазым королём» подразумевается император Николай II, он же – возможный отец Льва! Каковы же аргументы в её пользу?

Николай II – любовник Ахматовой?

Данная версия возникла в СМИ с подачи художников и писателей Евсевьевых, живших продолжительное время в Европе и возвратившихся в Россию. Они ссылаются на беседы с эмигрантами первой волны, знавших Ахматову лично. В качестве доводов приводятся следующие аргументы:

  1. Встреча и знакомство могли состояться в парке Большого Екатерининского дворца. Ахматова жила в Царском Селе, назвала себя в стихах «царскосельской весёлой грешницей», а доступ в парк был свободным для прогулок простых людей.
  2. В сатирическом романе Ю.Анненкова «Повесть о пустяках» есть упоминание о возможном романе. Анненков был знаком с Ахматовой.
  3. В цикле «Смятение» есть такие строчки: «…а взгляды его – как лучи» и «…и загадочных древних ликов на меня поглядели очи…» Те, кто знал царя лично, отмечали его лучистый взгляд, не свойственный больше никому другому. Древние лики – намёк на старинную династию Романовых.
  4. Первые сборники стихов («Вечер» и «Чётки») были, по мнению критиков, весьма слабыми. По этой причине Николай Гумилёв в принципе не хотел помогать публикациям жены. Тем не менее, юную Анну начинают воспринимать как одарённого и талантливого поэта, сочинения выходят большими тиражами. Получить признание в таких условиях можно только с помощью влиятельных покровителей.
  5. Николай Гумилёв не выражал радости при рождении сына, он много раз изменял жене, в конечном итоге они расстались.

Разумеется, все вышеупомянутые «доказательства» весьма сомнительны и могут трактоваться как «за», так и «против» возможного романа. В каждой женщине есть тайна, тем более, в талантливой поэтессе Анне Ахматовой, любившей «сероглазого короля».

Николай Гумилёв – единственный муж Анны Ахматовой и ставший роковым брак

Их знакомство состоялось, когда Ане было 14 лет, а Николаю – 17. Они учились в гимназии в Царском Селе и виделись довольно часто. Анна Горенко (настоящая фамилия поэтессы) не воспринимала молодого человека всерьёз, видя в нём только друга. Гумилёв же считал иначе. Он вообразил её своей романтической героиней, называл русалкой, забрасывал стихами, предложил стать женой. Она отказала.

Николай уехал учиться в Европу. Аня же переживала свои полудетские увлечения, но в конечном итоге отправила ему письмо, после которого он решил, что любовь возможна. Бросив всё, он мчится в Крым, где проводит лето семья Горенко. Гумилёв снова делает предложение, но опять получает отказ: мистически настроенная Анна видит выбросившихся на морской берег дельфинов и трактует это как дурной знак. После этих событий Николай предпринимает две попытки самоубийства и вновь делает предложение. И снова напрасно.

Измучившись от неразделённой любви, поэт отправляется в путешествие по Африке, там рождается его самое знаменитое стихотворение «Жираф». По возращении они изредка видятся у общих знакомых, четвёртое предложение было принято. Была ли это любовь со стороны Анны, неизвестно. Перед свадьбой она говорила всем, что Гумилёв – её судьба. Показательно, что церемонию венчания родственники невесты проигнорировали, сочтя этот брак бесперспективным. И в чём-то они оказались правы.

Николай Гумилев, Лев Гумилев и Анна Ахматова

Анну больше всего волновало её творчество, а Николай, добившись желаемого, резко охладел и к супруге, и к семейной жизни в принципе. Он начинает много путешествовать и увлекаться другими женщинами. Родившегося сына Льва (будущего без преувеличения великого учёного) решено отдать на воспитание свекрови.

С началом Первой мировой войны Николай уезжает на фронт, затем много путешествует. Каждый из супругов живёт своей жизнью, в 1918 году они разводятся. У них будут ещё другие браки, но что-то связующее, кроме сына, останется между ними навсегда. В 1921 году Гумилёва расстреляют, Анна напишет «крепко спаяна на двоих одна душа». Она не уничтожит его рукописи, даже будет пытаться опубликовать стихи «врага народа» и до конца своих дней будет называть себя его вдовой.

Без пары

Литературоведы иногда шутят, что русские поэты «ходят парами»: Пушкин и Лермонтов, Цветаева и Ахматова, Бродский и Рейн. У Гумилёва очевидной пары не было и нет. В какой-то момент его ставили рядом с Блоком (Блок — Луна, Гумилёв — солнце), однако посмертный шлейф угасшего в своей постели символиста (как сказал бы Гумилёв, «при нотариусе и враче») казался слишком бытовым и штатским на фоне эффектного вызова дворянина, больше гордившегося званием прапорщика, чем поэта. Его неочевидная пара — Редьярд Киплинг, поэт имперский, государствообразующий, этапный.

Гумилёву сыграть такую роль не довелось — намеревавшийся пожить до 90 лет, он погиб в 35, завершив сознательно выстроенный литературный миф. Миф искреннего рыцарского служения, но не империи, а бескорыстному приятию бесконечно расширяющегося мира, завораживающе прекрасного и беспощадного.

На самом деле Лаперузы и жирафы, невесты льва и черные девы — для антуража. Основной пафос его поэтического высказывания составило стоическое принятие красоты и жестокости. Это кредо сформулировано в знаменитом гумилевском верлибре «Мои читатели» 1921 года: «Старый бродяга в Аддис-Абебе, /Покоривший многие племена, /Прислал ко мне черного копьеносца /С приветом, составленным из моих стихов. /Лейтенант, водивший канонерки /Под огнем неприятельских батарей, /Целую ночь над южным морем /Читал мне на память мои стихи». И — далее: «А когда придет их последний час, /Ровный, красный туман застелит взоры, /Я научу их сразу припомнить /Всю жестокую, милую жизнь, /Всю родную, странную землю, /И, представ перед ликом Бога /С простыми и мудрыми словами, /Ждать спокойно Его суда».

Муж

Об отношениях Николая Гумилева и Анны Ахматовой говорить тяжело. Просто информации крайне мало. И не потому, что эта пара мало интересует биографов всех мастей. Напротив. Просто сами поэты старались о своих чувствах не распространяться. Кто-то говорит, что Анна Андреевна вышла за своего поклонника только затем, чтобы он не наложил на себя руки. Другой отвечает, что нельзя встретить арест нелюбимого бывшего мужа так, как это сделала Ахматова в 1921 году.

Они прожили вместе восемь лет. Он называл ее «Русалкой», она его – «Братом». При этом ругань в доме постоянно перемежалась с красивыми стихотворениями. Как и большинство поэтов русского Серебряного века, они ощущали себя героями, не расположенными к быту. Часто говорят, что поэтессе никогда нельзя жить с поэтом. Судя по союзу Гумилева и Ахматовой, так и есть.

Пока она сидела с сыном, он гулял по светским приемам и по домам увлеченных поэзией дам. Анна Андреевна писала: «Николай Степанович всегда был холост». А в 1914 году он «женился» еще и на войне – ушел на долгие годы на фронт. Ахматова дождалась. Но сразу после возвращения своего супруга объявила о том, что уходит к другому.

Фото: ТАСС

В августе 1921-го Гумилева, уже три года жившего без своей Ани, арестовали по подозрению в так называемом «Петроградском заговоре Таганцева». Спустя несколько недель поэта расстреляли. Для Ахматовой это было настоящим шоком. К тому моменту она успела еще раз выйти замуж и расстаться со вторым супругом, но моментально отреагировала на известия об убийстве чекистами бывшего мужа. Анна Андреевна забрала из его дома все рукописи, на свои средства издавала сборники его стихов и еще долгое время посвящала Николаю Степановичу свои стихотворения.

У Ахматовой было еще как минимум три серьезных влюбленности. Ее третий муж, искусствовед Николай Пунин, также пал жертвой советских спецслужб. Его арестовывали трижды, последний раз – за то, что неправильно проводил идейно-политическое воспитание своих студентов. В результате его сгноили в лагерях. Несмотря на это и на сложные отношения с первым супругом, до самой смерти Ахматова называла себя «вдовой Гумилева». В 1992 году дело, по которому осудили Николая Степановича, было признано полностью сфабрикованным местным отделением ЧК.

Лев Толстой и Софья Андреевна

Лев Толстой к поэтической богеме Серебряного века не принадлежал и жил в своем уникальном стиле, названном в его честь. Однако в череде мужей-тиранов от литературы той эпохи писатель, проповедовавший любовь, занимает почетное место.

С Софьей Андреевной они поженились, когда та была еще совсем юной девушкой, а Толстой  взрослым мужчиной. За годы брака супруга родила ему тринадцать детей, не забывая при этом управлять делами Ясной Поляны и семейными финансами, аккуратно переписывать его рукописи и относительно терпеливо выносить причуды мужа вроде апокрифического сюжета «барин, пахать подано». Но тот всё равно сомневался в ее преданности: «Во сне видел, что жена меня любит. Ничего похожего наяву. И это-то губит мою жизнь».

О браке он вообще высказывался критически и весьма обидно для супруги:

Лев Николаевич всегда находился в сложных отношениях с собственной чувственностью, постоянно с ней боролся, но та всё равно сводила его с ума: «Сладострастье мне не дает покоя».

Когда после шестых родов врачи порекомендовали Софье воздержаться от дальнейших беременностей, Толстой возмутился тем, что она «бережет себя», отказываясь от роли матери. После этого их и без того многочисленное семейство пополнялось не раз.

Все переживания Толстой, который внимательно относился к собственной духовной жизни, обильно фиксировал в дневнике. Еще перед свадьбой он дал невесте почитать свои записи — в том числе те, где рассказывал об искушениях плоти, похоти и любовных похождениях. Шокированная девушка даже думала разорвать помолвку, сомневаясь, что сможет стать его женой. Впоследствии дневник продолжал играть важную роль в их жизни. Толстой прятал записи, но Софья Андреевна находила их и читала. Порой отчаявшийся супруг, который не мог перестать изливать на страницы всю подноготную, через дневник же и обращался к жене, зная, что та всё равно прочтет:

В последние годы у Софьи Андреевны стали сдавать нервы. Иного жизненного сценария, кроме как связанного с мужем, у нее не было. Но Толстой «со своим народом» сделался ей «гадок». Привлеченные его учением, в имение шли ходоки и прихлебатели, которых нужно было привечать.

Сподвижнику, издателю и редактору Владимиру Черткову Толстой тайно завещал права на свое литературное наследие. Софья Андреевна не смогла предотвратить этого, несмотря на все ухищрения. Однажды она даже с биноклем, следя за домом Чертковых, куда собирался тайно приехать муж. По ее мнению, всё должно было принадлежать семье, а Толстой и его соратник полагали, что человечеству.

Видео: документальный фильм о жизни Анны Ахматовой

Вам будет интересно почитать:

  • Как зарегистрировать ИП в 2019 году. Выбор кодов ОКВЭД-2 , порядок регистрации ИП в налоговой, пенсионном и социальных фондах. . Какие налоги будут платить ИП в 2019 году. Могут ли вам отказать в регистрации ИПУкраинский буксировщик “Яны Капу”: бегство из Крыма, история происхождения названия и его участие в морских сраженияхКакие нужны документы для регистрации новорождённого ребёнка по месту жительства. Сроки регистрации и куда обращаться чтобы зарегистрировать ребёнкаКто будет оплачивать штраф за непристегнутого ремнём безопасности пассажира в машине

«Умру полноценным историком»

Очередной (и последний) срок Лев Николаевич отбывал в Карагандинской, Курганской и Омской областях. Хуже всего он переживал отрыв от академической жизни, но выручали друзья и коллеги. Они присылали рефераты, книги, выписки — чтобы Гумилёв мог работать. Позднее он рассказывал: «Я все свои главные научные мысли продумал в тюрьме. Там хорошо думается». Лагеря со скудной баландой и нехилым трудовым планом подорвали здоровье, Лев Николаевич думал, не выживет. Но в 1955 г. говорил: «Умру полноценным историком». Жалел только, что не успеет написать всех задуманных книг.

Должно быть, ещё несколько лет Гумилёв бы в лагерях действительно не протянул, но повезло. Началась оттепель, и в 1956 году его реабилитировали. Так что все свои книги он написать всё-таки успел. Историк вернулся в Ленинград, снова поселился у матери и устроился в библиотеку Эрмитажа. А в начале 1960-х начал преподавать в университете; тогда же защитил докторскую диссертацию «Древние тюрки 6−8 вв.».

В те годы Гумилёв развивал свою теорию пассионарности. «В 1950-м , что пассионарность энергия, и в 1965-м — что это биологическая энергия», — писал историк. Он давал пассионарности много определений. Вначале такое: «Непреоборимое стремление к крайне активной целенаправленной деятельности». Гумилёв считал, что пассионарность народов и отдельных людей проявляется «во властолюбии, гордости, тщеславии, алчности, зависти и т. д.». Так эта подсознательная энергия и творит историю — заставляет людей прикладывать сверхусилия, которых не требует обычная повседневность.

Л. Н. Гумилёв. (pinterest.ru)

Эту теорию Гумилёв сочетал со вниманием к географии и климатологии как факторам исторического процесса («наводил мосты» между науками). История, считал он, есть сумма влияния природы Земли и космоса, воздействие которого приводит к пассионарным толчкам, формирующим народы

Когда этнос получает пассионарный толчок, он совершает нечто великое. Таким образом Гумилёв считал этнос феноменом природы, подчинённым её законам.

Он вполне сформулировал всё это в работе «Этногенез и биосфера Земли». В этой ключевой монографии Гумилёв описал и пассионарность (как физиологические, психическое и социальное сверхнапряжение), и пассионариев (как организующее начало народов, исторических процессов и событий), и учение о возникновение этносов и стадиях их развития. «Каждый народ, — писал Гумилёв, — движется от пассионарного толчка к этническому гомеостазу (затуханию пассионарности)». Процесс этот в среднем занимает около полутора тысяч лет.

Конечно, это учение о жизненной энергии как движущей силе истории противоречило марксизму — краеугольному камню теории истории в СССР. Так что в 1970−1980-е гг. работы Гумилёва старались замалчивать или, по крайней мере, подвергать мощной критике. Теорию его не признавали, и идея пассионарности как инструмент анализа в широкий научный оборот не вошла.

Только под конец 1980-х гг. на волне перестройки и гласности Гумилёв стал широко известен, появился на телеэкранах (и оказался блестящим лектором и просветителем), публиковал свои работы, был избран академиков Российской академии естественных наук. Он умер в 1992 году в возрасте 80 лет и, как говорил сам, к тому времени «написал всё, что хотел».

Дома у Гумилёва. (story.ru)

Лев Николаевич Гумилёв — последний крупный русский историософ. Сегодня историософия давно уступила место исторической эпистемологии (говоря кратко, философы перестали искать ключевой фактор развития истории и начали нащупывать границы познавательных возможностей историка). Его теория этногенеза по-прежнему интересна, хотя и не имеет большого научного значения. Её критиковали не только апологеты марксизма, и вполне обоснованно, за вольное обращение с историческими фактами, за слишком «громкие» выводы за зыбкой почве, за слабость определения «геобиохимической энергии живого существа» и других важнейших понятий теории. О том, что пассионарность зависит от неких космических лучей, вообще говорить не приходится — это не доказать в принципе, так что этим положением наука оперировать не может. В теории Гумилёва нашлось много слабых мест. С другой стороны, она помогла этнографии усовершенствовать свою методологию и понятийный аппарат, инициировала большую дискуссию. Это — весомый вклад.

Слабости теории Льва Николаевича не делают его плохим историком. Его работы («От Руси до России», «Открытие Хазарии», «Хунну: Срединная Азия в древние времена», «Древняя Русь и Великая степь», «Из истории Евразии»…) с интересом читаются и сегодня — в конце концов, это книги эрудированного человека, страстного археолога и пассионарного мыслителя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector