Пес шарик

Конец эпохи: опасные грибы и интернет-знакомства

В конце 1990-х жизнь в Простоквашине становится хоть и стабильнее, но скучнее. От решения государственных проблем герои переходят к налаживанию личной жизни. Правда, до конца века привкус развеселого постперестроечного безумия отчасти сохраняется.

В «Любимой девочке дяде Федора» (1997) Матроскин и Шарик, испугавшись, что дядя Федор, подружившись с симпатичной сверстницей, забудет про старых друзей, стараются испортить их отношения.

В повести «Дядя Федор идет в школу, или Нэнси из Интернета в Простоквашино» (1999) герои открывают для себя Всемирную паутину. Ее предполагается использовать для образования, но одинокому почтальону Печкину не хочется учиться, а хочется «наладить переписку с какой-нибудь симпатичной тетенькой». Ему идут навстречу, и скоро в деревню приезжает чернокожая дама в цветастом платье, которая в прямом и переносном смысле садится почтальону на шею.

Несмотря на полезные и прогрессивные посылы — быть осторожным с токсичными веществами и не общаться в сети с кем ни попадя, — среднестатистические мамы и папы юных читателей явно ждали от Успенского историй, не требующих предуведомлений вроде «Эту книгу лучше читать вместе с родителями», которое было в начале «Новых порядков…» Что ж, Эдуард Николаевич откликнулся.

В сборнике «Дни рождения в Простоквашино» (2000) герои последовательно и без затей отмечают дни рождения друг друга. Короткая «Весна в Простоквашино» (2001) по замыслу, очевидно, должна была прививать любовь к садоводству.

«Трое из Простоквашино»

Дядя Федор спускается с бутербродом по лестнице

―Не пр-равильно ты, дядя Фёдор, бутер-рброд ешь… Ты его колбасой кверху держишь, а надо колбасой на язык класть, м-м-м, так вкуснее получится…

―Хочешь, пошли ко мне жить?―Меня мама твоя прогонит…―О, ничё не прогонит. Может, может, папа заступится.

―От этой картины на стене очень большая польза. Она дырку на обоях загораживает.―Ну и что, хе-хе. И от кота будет польза. Он мышей ловить может.―У нас нет мышей!―А мы заведем!―Ну если тебе этот кот так важен — пожалуйста, выбирай: или он, или я!―Ну-ну-ну, о, о… Ну я тебя выбираю. Я с тобой уже давно знаком. А этого кота в первый раз вижу.

Простоквашино

―Здравствуйте. Возьмите меня к себе жить. Я вам буду все охранять.―Еще чего. Мы еще сами нигде не живем. Ты к нам через год прибегай, когда мы хозяйством обзаведемся.―Ты, Матроскин, помолчи. Хорошая собака еще никому не мешала.

―Тебя как зовут?―Шарик. Я из простых собак, не из породистых.―А меня дядя Федор зовут. А кота Матроскин.―Фамилие такое.

Дом свободный, живите кто хотите

―А ты, мальчик, чей? Ты откуда к нам в деревню попал?―Я ничей. Я сам по себе мальчик. Свой собственный. Я из города приехал.

―Я почтальон тутошний, Печкин. Поэтому я все должен знать, чтобы почту разносить. Вы, например, что будете выписывать?―Я буду «Мурзилку» выписывать.―А я про охоту что-нибудь.―А я ничего не буду. Я экономить буду.

―Что это мы все без молока и без молока, так и умереть можно! Надо бы корову купить.

―Значит, надо что-нибудь продать.―А что?―А что-нибудь ненужное.―Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет.

―Никого мы продавать не будем. Мы пойдем клад искать.―Урра! А что такое — «склад»?

Темная ночь. В поисках клада

―Мясо лучше в магазине покупать.―Почему?―Там костей больше.

―Ура! СКЛАД!

―Этот галчонок у меня рубль олимпийский украл. Его надо в поликлинику сдать. Для опытов.

―А чего это вы в сундуке везете?―Это мы за грибами ходили, ясно вам?―Конечно, ясно, чего тут не ясного… Они бы еще с чемоданом пошли.

Квартира дяди Федора

― — Просто он зверей любит. Вот и ушел с котом. Надо, чтобы в доме и собаки были, и кошки, и приятелей целый мешок. И всякие там жмурки-пряталки. Вот тогда дети и не станут пропадать.―Тогда родители пропадать начнут.

―Надо… заметку в газету напечатать. Что пропал мальчик, зовут дядя Федор, рост метр двадцать, если кто увидит — пусть нам сообщит.

Простоквашино

―Начнет в дверь стучать — галчонок спросит «Кто тама?» Человек подумает, что кто-то у нас дома есть, и ничего у нас вопровать на станет. Ясно тебе?

―Кто там? Кто там?―Ура!!! Заработало!

―Кто там?―Это я, почтальон Печкин! Принёс заметку про вашего мальчика!

―Кто там?―Да никто!!!

―Не горюй, дядь Фёдор! Да мало ли таких мальчиков?―Может, и немало. Но велосипеды не за каждого дают! Щас я буду вашего мальчика… измерять!

Папа и мама читают письмо

―А здоровье мое не очень. То лапы ломит, то хвост отваливается.

―А на днях я линять начал. Старая шерсть с меня сыплется, хоть в дом не заходи. Зато новая растет — чистая-шелковистая. Так что лохматость у меня повысилась. Ваш сын дядя Шарик.

―Что у него повысилось?―Лохматость. Он теперь может зимой на снегу спать.―Ничего не понимаю. Может, мы с ума сошли? Может, это у нас лохматость повысилась, и мы можем на снегу спать?―Если бы мы с ума сошли — то не оба сразу. С ума поодиночке сходят. Это только гриппом все вместе болеют.

―Здравствуйте, я почтальон Печкин, из Простоквашино. Это вы велосипеды за мальчиков даете?

Простоквашино

―В такую погоду свои дома сидят, телевизор смотрят, только чужие шастают. Не будем дверь открывать!―Откройте! Это мои папа и мама приехали. ―Видите, до чего они вашего ребенка довели. Их надо немедленно в поликлинику сдать, для опытов.

―Ой, а я и не знала, что коты такие умные бывают. Я думала, они только на деревьях кричать умеют.―Подумаешь… Я ещё и вышивать могу. И на машинке, м-м-м… тоже…

―Извините! Я почему вредный был? Потому что у меня велосипеда не было! А теперь я сразу добреть начну. И какую-нибудь зверюшку заведу. Чтоб жить веселее. Ты домой приходишь, она тебе радуется… Э-эх!

Побег и «черные полковники»

Уже в новой России, через три года после распада СССР, Успенский выпускает первое большое продолжение первой книги о Простоквашине — «Тетя дяди Федора, или Побег из Простоквашино» (1994). В ней военный переворот всё-таки происходит, но локальный, семейный: в деревню на постоянное место жительства приезжает старшая сестра мамы дяди Федора, полковник в отставке Тамара Семеновна Ломовая-Бамбино. С ее появлением простоквашинцы переходят на «военное положение», вынужденно перестраивая свою жизнь на армейский лад. Наделенная авторитарной властью тетя уверена, что обладает сакральным знанием о правильном счастье:

Чтобы избавиться от непрошенного руководства, которое существует ради самого себя и осложняет жизнь народу, герои решают выдвинуть кандидатуру тети на выборы в Государственную думу. Занявшись политикой, она перестанет находить время на то, чтобы терзать домочадцев приказами вроде «для юмора у нас будет определенное время, приблизительно с пяти до шести по субботам». На подпольном собрании, организованном в погребе, папа дяди Федора толкает революционные речи, сравнивая режим Тамары Семеновны с греческой хунтой черных полковников, известной репрессивными методами правления. «Подпольщики» составляют текст для агитационной листовки, в котором сообщают, что в думе Ломовая-Бамбино «будет представлять интересы сельских жителей и женщин», а также о ее правительственных наградах («одних значков военных килограмма три»).

Узнав, что ее без разрешения выдвинули в депутаты, тетя поначалу свирепеет так, что с корнем вырывает дверь, на которую повесили агитационный плакат. Но затем мысль о политической карьере приходится ей по вкусу. В финале она уезжает на встречу кандидатов с Борисом Ельциным, после которой выбывает из предвыборной гонки, получив назначение на должность главы Простоквашина. В конце книги приводится текст официального документа:

«Постановление Президента России. <…> Переименовать деревню Простоквашино в город Простоквашинск. Мэром города назначить Ломовую-Бамбино Тамару Семеновну. Президент Ельцин Б.Н.».

Осознав, что с Ельциным они не смогут тягаться (они хотели услать тетю к нему, а он отправил ее обратно), простоквашинцы переезжают в соседнюю деревню. Преследовала ли их тетя? неизвестно — с окончанием книги художественная вселенная обнулилась, и в начале следующей части герои снова оказались в Простоквашине.

Интересно отношение к тете Тамаре самого Успенского. Оно двойственное, прямо как фамилия героини, в которой сочетается грубость ломовой лошади и чистота bambino (по-итальянски «ребенок»). С одной стороны, Эдуард Николаевич постоянно иронизирует над ее солдафонским желанием подчинить жизнь строгому расписанию. С другой, тетя — образ старой власти, которая кажется симпатичнее в сравнении с новой, представленной соперником тети на выборах, неким Толстовым А.С. — коммерсантом, одновременно торгующим мылом, нефтью, гуталином и нафталином.

История создания

Первое появление дворняги на экранах состоялось в 1973 году. Дебютом Шарика стала детская книга «Дядя Федор, кот и пес», автор которой – Эдуард Успенский – уже был знаком юным читателям по произведениям о Чебурашке и крокодиле Гене.

Эдуард Успенский

В 1975 году творческое объединение «Экран» экранизировало сказку. Мультик состоял из трех частей и подробно рассказывал о знакомстве главных героев. Голос оптимистичному Шарику подарил советский актер Юрий Ступаков. По непонятным причинам фильм не понравился детям, и вскоре мультик попал в архив.

Повторную экранизацию книги доверили «Союзмультфильму». Над мультфильмом трудилась целая бригада мультипликаторов. Разработать образ и внешность Шарика предстояло Николаю Ерыкалову. Создатели мультика долго решали, кто озвучил бы Шарика лучше всего. Выбор пал на актера и режиссера Льва Дурова.

Юрий Ступаков озвучил Шарика в первом мультфильме

В отличие от первой экранизации, творение «Союзмультфильма» имело заметный успех. В 1980 году сняли продолжение приключений дяди Федора и его друзей «Каникулы в Простоквашино». А в 1984 году на экраны вышла третья часть мультфильма «Зима в Простоквашино».

В 2016 году вспыхнула новая волна интереса к жителям глухой деревушки. Поговаривают, что с 2018 года на телевидении пройдет серия мультфильмов, в которых зритель узнает, как изменились любимые герои за прошедшее время.

Лев Дуров озвучил Шарика в знаменитых мультфильмах

На данный момент в свет вышел лишь мультфильм «Весна в Простоквашино» (снятый другой кинокомпанией), где дядя Федор вовсю пользуется интернетом, а кот Матроскин занимается доставкой сельскохозяйственной техники из онлайн-магазина.

Чеченский след и новые русские

Мы снова в компании вечно юного дяди Федора, но теперь во второй половине 1990-х. В «Новых порядках в Простоквашино» (1997) упразднили власть тети Тамары, зато предложили ряд других нововведений, судя по которым, Успенский больше совсем не хотел скрывать, что у него накипело.

Всё начинается с того, что Матроскин решает перевезти на тракторе «Тр-тр Митя» из города в деревню старый диван мамы дяди Федора. Но на посту ГАИ его тормозит инспектор с ласковой фамилией Люськин и пугает ответственностью за «частный извоз» диванов, предлагая на выбор: купить лицензию, оплатить пошлину или снять с трактора номера. Явного намека на взятку кот не понимает, а может, не хочет понимать, что приводит к расставанию с диваном.

Матроскин говорит, что будет жаловаться на Люськина, но тот предупреждает, что в таком случае станет штрафовать кота за всё подряд, в том числе за нечитаемые номера на тракторе, которые он же ему и выдал: «В этом наш главный руководящий принцип. Одной рукой номер даем. Другой рукой штрафуем».

В отличие от Матроскина Печкин пытается адаптироваться к новым порядкам и сразу же попадает впросак. В начале повести милиция задерживает его при попытке вынести из сельсовета коробку с долларами — очевидная отсылка к «Делу о коробке из-под ксерокса», известному эпизоду президентской гонки 1996 года. История, как и в жизни, была темной, откуда взялись деньги, выяснить так и не удалось. Позднее почтальон дает понять, что, если он раскроет происхождение долларов, ему грозит длительное тюремное заключение.

Погорев на долларах, Печкин не отчаивается и решает приватизировать почту.

На тягу Печкина к реформаторству кот реагирует консервативно: подбивает деревенских мужиков побить почтальона. Обиженный Печкин жалуется главе МВД. В деревню, где не уважают законы новой России, вводят войска. В газетах критикуют Матроскина и Шарика, называя сепаратистами, напоминая взрослому читателю о военном конфликте в Чеченской республике: «Особую опасность представляют местные сепаратисты Шарик и Матроскин, которые не признают приватизации почт. <…> Их надо немедленно призвать к порядку или приговорить к высшей мере наказания».

Купив за цистерну молока автоматы, БТР и установку «Град» (у полковника-язвенника, которому молоко полезно, а военная техника не нужна), кот и пес готовятся отстаивать свою правду с оружием в руках. Но тут выясняется, что у прибывших в Простоквашино десантников нет сил вести боевые действия, потому что правительство забыло об их существовании и они не ели три дня.

На некоторое время конфликт затихает: простоквашинцам приходится на свои деньги покупать десантникам еду и билеты до дома. Дальше Матроскин по примеру Печкина пробует наладить отношения с новой реальностью по ее правилам, занявшись малым бизнесом, но терпит крах из-за бюрократии и непомерных налогов.

Абсурдность нарастает.

Печкин в КГБ и военный переворот

Протяженные произведения искусства хороши не только тем, что дают возможность расти и развиваться бок о бок с любимыми героями в течение всей жизни. Вбирая в себя приметы эпох, франшизы становятся своеобразными учебниками истории. В США это «вечные» «Симпсоны», стартовавшие во времена холодной войны (одних президентов на их «желтом» веку сменилось больше пяти штук), а у нас — книжно-анимационная деревня Простоквашино, которая в своем условно-сказочном варианте возникла при Брежневе, испытала социально-политический ренессанс при Ельцине и в формате мультсериала продолжает существовать до сих пор. Первые, наиболее известные сюжеты о дяде Федоре — книга «Дядя Федор, пес и кот» (1974), снятые по ее мотивам мультфильмы, а также самостоятельный сценарий «Зима в Простоквашино» (1984), позже переработанный Эдуардом Успенским в повесть, — развиваются в иномирье: герои явно не представляют себе, что такое жизнь вне деревни.

Но это мелочи. Такие же, как программа «Голубой огонек», где поет мама, или постоянно требующий ремонта «запорожец», который водит папа. А критика русских дорог, для путешествий по которым нужны «ездовые академики», и вовсе из разряда вечных ценностей.

Советский период Простоквашина — детство цикла. Светлое, непорочное и уже в этом совершенное. Но это не значит, что последовавшее за ним суровое отрочество было хуже. А для исторических штудий повзрослевшее и прозревшее Простоквашино 1990-х годов даже интереснее.

Первое пришествие актуальной повестки к простоквашинцам состоялось в тексте «Дядя Федор, пес и кот и политика» на страницах журнала «Огонек» (№ 42, 1990).

Дальше герои обсуждают, какая может быть польза от военизации простым гражданам. Решают, что никакой:

Правда, тот же Печкин справедливости ради замечает, что свои плюсы во власти военных есть: улучшится дисциплина, а магазин при полковнике не станут закрывать на три часа раньше. И всё-таки негативные факторы перевешивают, и простоквашинцы собираются писать письмо маршалу Вязову (очевидно, имелся в виду министр обороны Дмитрий Язов), ведь, как оказалось, они с Печкиным вместе служили. Но затем раздумывают, решив, что переворота не будет:

Через год с небольшим печкинский «сослуживец» Вязов-Язов войдет в состав ГКЧП, а события августа 1991 года хотя и назовут переворотом, но — неудавшимся. Простоквашинцы угадали.

Начав говорить о политике, трудно остановиться, и герои принимаются фантазировать: кого из министров СССР они могли бы заменить.

Интересные факты

  • Из-за фразы Шарика о том, что мясо в магазине содержит много костей, худсовет не хотел запускать мультфильм в эфир.
  • Образ Шарика неуловимо перекликается с внешность героев «Бобик в гостях у Барбоса». Все просто: над обоими мультфильмам работали одни и те же аниматоры.
  • В городе Раменском стоит памятник Шарику. Компанию бронзовой собаке составляют кот Матроскин, галчонок и почтальон Печкин.
  • С породой Шарика вышла небольшая путаница. Сам персонаж называет себя простым псом, а Матроскин обращается к собрату «спаниель несчастный». Не все зрители разглядели иронию в словах кота и присылали авторам мультфильма гневные письма.

Зима в Простоквашино — цитаты

―Ну и ну… ну и ну…―Да!―Что делается…―Д-да!―На дворе конец двадцатого века.―Да!―А у нас в доме одна пара валенок на двоих, ну, как при царе Горохе.―А почему так вышло-то? Что у вас, средствов нету? То-есть, денег у вас не хватает.

―Средства у нас есть. У нас ума не хватает. Говорил я этому охотнику — купи себе валенки. А он что?―Что он?―Пошел, кеды купил. Они, говорят, красивее.

―Это он не подумавши сделал. У нас зимой национальная деревенская одежда какая? Валенки, штаны ватные, тулуп и шапка на меху. У нас зимой в кедах даже студенты не ходят.―Балбес он, балбес…

―»Шарик, ты балбес».―Неправильно это. Если бланк поздравительный, адресата сначала поздравить надо.―Ну хорошо, хорошо. «Поздравляю тебя, Шарик, ты балбес».

―А вы помолчите, товарищ пес! Будете ответ писать — про свою погоду напишете.

―А я не буду ему ответ писать. Я вот сейчас в него кочергу брошу, чтобы не обзывался.―Зачем бросать, если почта есть. Сейчас мы ее упакуем, и коту передадим. Это же бандероль получается.

―Вам кочергу прислали, бандеролью. Хотели в вас запустить.―Что-что-что-что? Да я за это в него утюгом запущу!―Минуточку. Больше килограмма. Это посылка получается. Сейчас мы ее доставим.

―… А если вы на него бочку катите — это уже контейнерная перевозка получается. Этим трансагентство занимается в сельской местности.

Квартира дяди Федора. Запорожец чинят

―Как мне все это надоело. Наша квартира мне телевизионнную передачу напоминает. «Что-где-когда» называется.―Это почему же?―А не поймешь, что где валяется, и когда все это кончится.

―Они не от безнзина завяли. Цветы обычно в тех домах вянут, где атмосфера очень строгая.

―Мы с дядей Федором посоветовались, и решили…―Угу…―что нам совершенно необходимо где-то второго ребенка достать.―Ага…―чтобы строгость снять. И сердитость.

―Я, конечно, люблю природу, но не до такой степени, чтобы в концертном платье в электричках разъезжать.―Это верно. В Простоквашино сейчас мороз, там надо концертную телогрейку надевать, и концертные валенки.

―Это я, пофтальон Пефкин, принёф фурнал «Фурфифка»!

―Шарик с Матроскиным начинают раздел имущества…―Тчк.―Скоро печку пилить начнут…―Зпт.―А потом избу…―Тчк.―Почтальон Печкин…―Тчк.

Простоквашино

―Ну и что это, что это за народное творчество?―Э-э… это индейская национальная народная изба. Фиг-вам называется.―Дожили. Мы его, можно сказать, на помойке нашли, отмыли, отчистили от очисток, а он нам фиг-вамы рисует. Эх, лучше бы дядя Федор вместо тебя черепаху завел, в коробочке.

―Если все начнут к Новому году елки рубить, у нас вместо леса одни пеньки останутся. Это вон для старушек хорошо, когда в лесу одни пеньки…―Почему это?―Почему это, бестолковый. На них сидеть можно. А что будут птицы делать, зайцы? Ты о них-то подумал?―Он о зайцах думает. О нас кто подумает? Адмирал Иван Федорович Крузенштерн?

―Разрешите поинтересоваться, в целях повышения образованности, а кто такой будет Иван Федорович Крузенштерн?―Не знаю, только так пароход назывался, на котором моя бабушка плавала.

―Здра-авствуйте! Угадайте, кто я?―Адмирал. Иван Фёдорович Кру-зен-штерн — человек и пароход!―Ну, вы уж совсем…

―Ну вот что ездовые собаки бывают, это я слышал. А вот что ездовые коты — это перебор.―А ездовые почтальоны вам встречались?―Ничего-ничего. У нас зимой дороги такие, и погода такая, что уже ездовые академики встречаются. Сам видел.

―Странная у вас какая-то настроечная таблица — кругами.―А это у них не таблица, это у них все паутиной заросло. У них на каждой кастрюле такая таблица, и на печке даже. Поскольку они не разговаривали.―А мы уже помирились. Помирились, когда дядю Федора из снега вытаскивали. Потому что совместный труд, для моей пользы — он объединяет.―Матроскин… /* чмок */

―Сейчас, в наше время главное украшение стола что?―Цветы!―Кость!―Телевизор! А он у вас паутину показывает. Я к себе пойду.

―А во дворе есть прекрасная елка, живая и настоящая. Давайте ее нарядим.―Ура! Давайте! Только у нас игрушек нету, у нас наряжать нечем.

―Попрошу внимания! Сделайте, пожалуйста, умные лица! Я на вас фотоохоту начинаю!―Какие у вас в Москве новости?―Решили с папой второго ребёнка доставать.―Ну и ну. Раньше шубы, мотоциклы доставали. А теперь детей доставать начали.

―Ой, какая радость! В телевизоре вашей маме один дядя с большими усами цветы подарил.―Я бы этому дяде с большими УШАМИ уши-то пооткрутил…―Я вам сейчас этого дядю покажу. Вот он, вот он, этот коварный тип гражданской наружности!―А-а-а, ха-ха-ха, это вовсе не тип — это руководитель маминой самодеятельности.

―Ничего себе! Вашу маму и там, и тут передают. До чего техника дошла!―Это не техника дошла, а я сама сюда дошла, на лыжах. А концерт на пленку записан.

Образ и сюжет

Шарик родился и вырос в деревне Простоквашино. О родителях дворняги ничего не известно, но до встречи с дядей Федором собака охраняла дачу профессора Семина. Иван Трофимович составлял «Охотничье-собачий словарь» и параллельно учил Шарика говорить. Почему пес ушел от профессора – неизвестно.

Пес Шарик встречает Матроскина и дядю Федора

Долгое время собака скиталась по деревне в одиночестве. Жизнь Шарика изменил дядя Федор. Мальчик пожалел пса и взял его в собственный дом. Подобному повороту событий не особо обрадовался кот Матроскин. Впрочем, достоинства собаки перевесили недовольство:

Первым делом пса отвели в парикмахерскую, чтобы вернуть Шарику приличный вид. Там хвостатого охранника постригли и полили одеколоном «Полет». Именно Шарик находит заброшенный дом, в котором будут обитать друзья.

Шарик пишет письмо

Жизнь компании складывается наилучшим образом. Четвероногий друг везде сопровождает дядю Федора, периодически ругается с котом и недолюбливает местного почтальона.

Матроскин и Шарик однажды дописывают за дядю Федора письмо родителям мальчика, которое сильно взволновало взрослых:

После такого письма родители приезжают в Простоквашино, а дядя Федор к этому моменту умудрился заболеть. Мальчика забирают в город, а хвостатые приятели остаются на хозяйстве. Эксцентричный пес, поддавшись звериному зову, увлекается охотой. Но отношения с оружием складываются плохо.

Шарик и почтальон Печкин

Первой жертвой собаки стала шапка почтальона Печкина. А после неловкий пёс и вовсе упал в реку. Не желая отпускать ружье, Шарик почти погибает. Из воды пса выносит бобер. Приехавший на каникулы дядя Федор находит выход: пусть собака занимается охотой с фоторужьем.

В очередной раз пес показал своенравный характер зимой. Что купил вместо валенок Шарик в заснеженном Простоквашино? Кеды! Ведь такая обувь намного привлекательнее, чем привычная деревенская обувка. Подобные расточительность и нерациональность раздражают Матроскина. В пылу ссоры кот обзывает собаку балбесом, и животные объявляют друг другу молчаливый бойкот. Попытки почтальона Печкина помирить соседей проваливаются.

Шарик в кедах

Конфликт между животными затягивается, поэтому на помощь вызывают дядю Федора. Старый «жигуленок» отца дяди Федора застревает в сугробах неподалеку от дома. Пока общими усилиями спасают автомобиль, четвероногие друзья успевают помириться. Наступление Нового года компания встречает в веселой атмосфере. А Шарик даже испек красивый пирог.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector